Главная Благолента Чета Абрикосовых и их благотворительность

Чета Абрикосовых и их благотворительность

Импульс добра

В девятнадцатом столетии занятие благотворительностью приобрело массовость среди купеческого сословия. Всякая династия коммерсантов, имевшая стабильный доход и мало-мальскую известность, старалась финансировать строительство и содержание социальных, медицинских или образовательных проектов, окормлять храмы и монастыри и помогать бедным.

При этом, чаще всего подобные дела благотворительности широко освещались в периодических изданиях того времени, что положительно сказывалось на имидже меценатов. Но среди них выделялись те, кто старался не афишировать свою благотворительную деятельность, жертвуя большие суммы на добрые дела. К таким анонимным благотворителям относились и знаменитые кондитеры Абрикосовы.

Предприниматель, семьянин и благотворитель

История этого семейства немногим отличается от их “коллег по цеху”: основатель рода Степан Николаев был не только не богат, а даже не имел свободы. Крепостной пензенской дворянки, овладевший кондитерским мастерством, сумел своим трудом добиться вольной. В преклонных летах он перебрался в Первопрестольную, где открыл маленькое семейное производство сластей, взяв себе фамилию Абрикосов. Его сын Иван Степанович продолжил дело отца, не выходя за рамки ручного труда. Настоящую же славу клану кондитеров принес третий представитель семейства - Алексей Иванович. Он отказался от изготовления сладостей силами одной лишь семьи и наладил фабричное производство кондитерских изделий, войдя в тройку крупнейших русских производителей.

При этом Алексей Абрикосов не упускал из виду ни одной стороны процесса, начиная от закупки сырья, которой занимался лично, и заканчивая продажей. Особое внимание уделялось рекламе и представлению продукции. Красиво и со вкусом оформлялись и упаковка кондитерских изделий, и павильоны, в которых продавались сладости “Товарищества А.И. Абрикосова Сыновей”. Приобретя всероссийскую славу, Алексей Иванович стал поставщиком Императорского Двора и получил право размещать на продукции герб государства. Обороты росли, и внук крепостного приобрел чины действительного статского советника и потомственного почетного гражданина.

В ассортименте Абрикосова присутствовали не только пастила и фрукты в глазури, которые прославили его деда. Фабрика имела карамельные, бисквитные и шоколадные цеха. Спустя несколько лет в кондитерскую империю Алексея Абрикосова входили большие производственные помещения, магазин в Москве в знаменитом пассаже Солодовникова, а также несколько филиалов, разбросанных по территории Российской Империи. Вскоре в Крыму открылось еще одно производство, после чего была налажена перевозка сырья в столицу.

Одной из заслуг предпринимателя стала консервация свежих фруктов - в этом нововведении Абрикосов опередил своих прямых конкурентов - фабрики “А. Сиу и К” и “Эйнемъ”.

Несмотря на то, что женился Алексей Абрикосов отчасти по расчету, и приданое в пять тысяч рублей стало отправной точкой в расширении производства, жену свою Агриппину Александровну (дочь парфюмерного и табачного фабриканта Мусатова) он очень горячо любил. В этом браке родилось 22 ребенка, из которых выжило 17.

В семье Агриппины Александровны благотворительности уделялось особое, трепетное внимание. Вдохновленный супругой, Алексей Иванович тоже с головой ушел в дела милосердия. К тому же, в купеческой среде это было нормой. Вот только афишировать каждое свое благое начинание ни глава семейства, ни его спутница жизни не спешили.

Алексей Абрикосов от природы был наделен всеми качествами, способствующими благотворительной деятельности. Щедрый и энергичный, он умело вел дела, строго контролировал производство и никогда не забывал помогать окружающим. Первостепенной же задачей в этой сфере Абрикосов считал поддержку собственных работников.

Кондитер создал для них очень хорошие по тем временам условия труда. Людям оплачивалось не только проживание, но и питание, организовывался нехитрый досуг. Существенным новшеством стало снабжение цехов электрическим освещением, которое было отнюдь не дешевым. При фабрике существовал детский сад для детей работников, созданный Агриппиной Александровной. Разумеется, забота о здоровье трудившихся на производстве тоже была важна, и этому вопросу Алексей Иванович также уделял внимание.

А.И. Абрикосов был одним из первых, кто откликнулся на призыв представителя другого купеческого семейства Николая Алексеева построить в Москве лечебницу для душевнобольных, внеся тысячу рублей. Сейчас это Психиатрическая больница №1 им. Алексеева.

Не оставался Алексей Иванович в стороне и в военное время. Во время Крымской войны он ежегодно помогал деньгами госпиталям и ополченцам. Кроме того, Абрикосов заботился о семьях воинов, погибших в Русско-Турецкую кампанию.

Многодетная мать и заботливая попечительница

Супруга Абрикосова, Агриппина Александровна, взяла на себя попечительство о бедных жительницах города. Как многодетная мать, она прекрасно понимала, в какого рода помощи более всего нуждаются небогатые москвички.

К концу 19 столетия проблемы родовспоможения встали особенно остро. Конечно, большинство женщин предпочитали рожать дома, обращаясь к помощи повитух и лишь в крайнем случае приглашая докторов, коих, к слову, было не так много. Повитухи проходили обучение и получали разрешение на деятельность, но их квалификация по-прежнему была невысокой. Низкий уровень гигиены довершал ужасающую картину - смертность в родах как матерей, так и новорожденных иногда доходила до 80%.

Задумкой Агриппины Александровны было открытие при фабрике родильного приюта на 5 коек. Он предназначался для работниц “Товарищества”, которым некуда было пойти и неоткуда ждать помощи. Приток крестьян в большие города привел к появлению одиноких, неимущих, бедных и незамужних беременных женщин.

Один из зятьев Абрикосовых, профессор Александр Николаевич Рахманов, был известным в Москве врачом-акушером, и в нем благотворительница нашла верного союзника. Он выступал за необходимость создания в стране специализированных медицинских учреждений для помощи женщинам в родах, и именно Рахманов стал руководителем абрикосовского приюта. Он приглашал к работе самых известных врачей и долгое время работал в паре с Г. Сперанским. Эти труды дали свой результат - уровень смертности в приюте приблизился к отметке 1%.

Вдохновленная пользой учреждения и его успехом, Агриппина Александровна в своем завещании отписала городу 100 тысяч рублей на обустройство еще одного приюта на две дюжины мест, которое должно было начаться после ее кончины. При этом городскими властями было принято решение удвоить эту сумму из средств бюджета, чтобы новый приют мог одновременно вместить в себя до пятидесяти пациенток. Строительством руководил один из сыновей четы Абрикосовых - Владимир. Он же стал попечителем родильного приюта.

Для Алексея Ивановича этот проект был важен, как память о любимой супруге. Отчасти поэтому только строительство приюта афишировалось, как инициатива Абрикосовых - чтобы увековечить в народе имя Агриппины Александровны.

В качестве архитектора был выбран Илларион Александрович Иванов-Шиц (1865 - 1937), знаменитый московский зодчий. Он уже построил в городе ряд зданий, например, другой родильный дом имени братьев Бахрушиных. Стиль Иванова-Шица был узнаваем, и приемы венского модерна стали основополагающими в архитектурном облике родильного приюта.

Это учреждение, ставшее чуть позже роддомом номер 6 неподалеку от м. Белорусская, ожидала непростая судьба. Зять Абрикосовых, профессор Рахманов, долгие годы руководил приютом, продолжая филантропические традиции семьи. Его уход с поста главного врача положил начало советскому периоду в истории больницы. Фамилию милосердной благотворительницы и многодетной матери в буквальном смысле попытались стереть из памяти народной - и с фасада здания. Роддом был назван именем другой женщины, никогда не имевшей детей и активно выступавшей за аборты - Надежды Крупской.

Историческая справедливость была восстановлена много позже - в середине 90-х, когда учреждение вернуло себе прежнее название в память об Агриппине Александровне Абрикосовой. К сожалению, в 2012 здание на 2-й Миусской улице было закрыто на реконструкцию и так и не вернуло былое назначение.

Эпилог

Абрикосовы, будучи типичной купеческой династией, оказались нетипичными благотворителями. Традиции семейства включали в себя не только правильное семейное воспитание и блестящее домашнее обучение. Примечательно их отношение к окружающим людям, даже незнакомым или стоящим ниже по рангу. Через стремление заниматься благотворительностью, не ради славы, а ради помощи людям, Алексей Иванович и Агриппина Александровна сумели привить детям и близким исконно русские качества - милосердие и сострадание. А их наследие остается в памяти потомков и по сей день.

Оставить пожелание